18-75

В холодных застенках проклятых хрущёвок
Рожденные ползать увязли в дерьме,
Здесь новое старо, а старое ново-
Всё варится в грязном соседском белье.

Слепые глазами, глухие ушами,
Впитавшие в ноздри тупой Беломор,
Мы дышим-не дышим и Слышим-не слышим,
Не видим и не понимаем в упор.

Тупые и грязные дети утопий,
Утопшие в бездне, уснувшие в прах,
Мы варим на ужин ворованый опий,
На идолах храма, на детских костях.

Нас небо укрыло чумным одеялом.
Огня и железа решетчатый кров-
Звезда Вефлеема в прокуренной зале
Сияет на нитке гнилых проводов.

Но сальные окна - в чугун батареи
Закованы насмерть, залиты в бетон-
Нас видят, нас слышат, нас помнят, нас греют
Жарче плеяды умытых окОн.

 

Добавить комментарий